Почти 12% не сумели приспособиться к работе в новых условиях

Фото: Екатерина Невская

Западные санкции затронули 86,8% российских компаний, из которых 77,4% или уже приспособились к работе в новых условиях, или планируют адаптироваться. Однако 11,7% компаний не сумели этого сделать и вынуждены полностью или частично остановить бизнес.

Данные приводит РБК со ссылкой на «Мониторинг текущего состояния бизнеса в России», подготовленный аппаратом уполномоченного по защите прав предпринимателей Бориса Титова и Институтом экономики роста им. Столыпина.
В этом мониторинге приняли участие руководители и владельцы 6 тысяч компаний из 85 субъектов России. Большинство предпринимателей страны оценивают ситуацию в бизнесе негативно: у 67,1% опрошенных бизнес-показатели падают, из них 12,8% признались, что находятся в кризисе, а 22,4% «балансируют около нуля». При этом 10,4% бизнесменов заявили, что их бизнес стабилен и продолжает расти.
По данным мониторинга 34,7% оценили действия правительства по поддержке бизнеса, как эффективные, однако больше половины, а именно 56,4% — оценивают их как недостаточные. Столько же бизнесменов ( 56,4%) считают, что сложная экономическая ситуация в стране заставляет «отказаться от косметических изменений и кардинально менять правила игры».

По мнению большинства, России нужна новая экономическая модель для того, чтобы «удобно, выгодно и безопасно работать». Менее 4% настроены пессимистично и считают, что «перспектив нет».
«Кризис с нами, и он развивается. Мониторинг однозначно показывает, что большая часть бизнеса воспринимает текущую реакцию правительства на изменения как недостаточную. Преодолеть проблемы можно только путем кардинальных реформ, изменением самой модели развития», — цитирует «Интерфакс» слова Титова.
После начала Россией военной операции на Украине многие западные страны ввели санкции против России, среди них страны ЕС, США, Великобритания, Япония, Канада, Швейцария, Австралия и другие. Под санкциями оказались многие российские компании, банки, а также чиновники и бизнесмены.

*Анастасия Власова для Financial Times Kazakhstan